Программист Виталий Бутерин - биография

Виталий Бутерин

  • Пожаловаться



Виталик (Виталий Дмитриевич) Бутерин (род. 31 января 1994, Коломна, Россия) — российско-канадский программист, сооснователь и бывший редактор печатного журнала Bitcoin Magazine, сооснователь проекта Ethereum, за идею которого в 2014 году выиграл премию World Technology Award, обойдя Марка Цукерберга и других претендентов. Он также выиграл грант на сумму 100 тысяч долларов от Thiel Fellowship для развития проекта.

Биография

Родился в России, вырос в Канаде, куда переехал с родителями в возрасте шести лет, владеет русским языком. Три года проживал в городе Цуг, Швейцария, в 2017 году переехал в Сингапур. Бросил обучение в Университете Уотерлу ради работы над блокчейн-проектами.

Бутерин заинтересовался биткойном в 2011 году, и в том же году стал сооснователем журнала Bitcoin Magazine. В 2012 году Bitcoin Magazine начал выпускаться в качестве печатного издания и стал первым крупным печатным изданием на данную тематику. Он также занимает должность в первом рецензируемом научном журнале Ledger, посвященном криптовалютам и смежным с ними темам.

До начала работы над Ethereum он также занимался различными проектами с открытым исходным кодом, связанными с Биткойном.

В 2017 году Виталик Бутерин вошёл в топ-10 рейтинга «40 самых влиятельных молодых людей до 40 лет» по версии журнала Fortune, а также попал в рейтинг 600 самых ярких людей до 30 лет журнала Forbes.

Криптовалюта Ethereum

Сейчас Ethereum обслуживает международные банки, среди которых Goldman Sachs, Credit Suisse, Barclays и JP Morgan, а также компанию Microsoft. Всего платформой, по данным самой компании, пользуются 40 кредитных организаций по всему миру. Основатель платформы Виталий Бутерин заявил, что российский рынок «сегодня представляет большой интерес и имеет большой потенциал для развития Ethereum и запуска новых проектов в сфере финтеха».

«Ethereum уже доказал свою функциональность на глобальном рынке, сейчас мы нацелены на расширение горизонтов присутствия и привлечение российских программистов к работе на blockchain-платформе», — сказал Бутерин.

Бутерин отметил, что технологии Ethereum выходят «далеко за рамки транзакций с криптовалютами» за счёт способности обеспечивать «защиту и подлинность данных, а также независимости от единого центра, в котором может произойти сбой».

Основатель и гендиректор Acronis Сергей Белоусов ожидает, что технология blockchain позволит «достичь непревзойденного уровня подлинности данных, а также конфиденциальности и контроля».

«Появление работающих приложений позволит людям действительно осознать возможности использования blockchain для защиты данных», — сказал он.

Основатель платформы Ethereum Виталик Бутерин вошел в рейтинг молодых бизнесменов Forbes

Виталик Бутерин, посетивший Иннополис в рамках конференции «Блокчейн: новая нефть России», был отмечен в сфере «Финансы». Forbes отмечает успех проекта и его криптовалюты, чья цена за год резко возросла. Сейчас стоимость Ethereum оценивается почти в 30 млрд долларов.

Интервью с Виталием

Редакция vc.ru пообщалась с Бутериным и гендиректором Yota Devices Владиславом Мартыновым (он входит в наблюдательный совет Ethereum) о самой компании и её перспективах в России.

— Как получилось, что ты заинтересовался темой блокчейна?

Виталий Бутерин: В первый раз я услышал про биткоин в 2011 году от своего папы, потом прочитал об этом в интернете. Я подумал, что это интересная тема. Мне понравилась концепция децентрализации, понравилось, что это открытая платформа, и я увлёкся. Потом, уже через два года, пришла идея Ethereum.

— Что сейчас представляет собой твой продукт и каким он может стать в будущем?

— Ethereum — платформа универсального применения. Есть язык программирования, любой человек может написать программу, и она будет интерпретироваться. Есть разные области применения: финансы, интеллектуальная собственность, распространение музыки, регистры информации, энергетический рынок.

— Приведи один пример.

— У банка UBS есть платформа Smart Bonds — умные облигации. Идея в покупке, продаже, выплате процентов по облигациям — то есть весь цикл. На базе Ethereum это получается гораздо эффективнее, чем в обычной системе. Сейчас они сотрудничают с НКО в Африке, чтобы осуществлять выплаты по социальным программам: так получается дешевле.

— Что за история сейчас начинается в России, чем вы будете здесь заниматься?

Владислав Мартынов: В России у нас несколько целей и задач. Во-первых, мы хотим популяризировать технологию блокчейн и объяснить людям, в чём её суть и революционность, как её можно применять практически: в банках, страховых организациях, логистических компаниях, государственных учреждениях. Вторая задача: мы хотим стимулировать российские софтверные компании — Acronis, «Лаборатория Касперского», «Яндекс» и другие, — чтобы в будущие версии продуктов они закладывали поддержку нашей платформы там, где это целесообразно. В-третьих, мы хотим стимулировать развитие сообщества разработчиков — чтобы не только крупные компании, но и небольшие стартапы активнее этим интересовались.

На конференции Ethereum Russia 2016 в Сколково мы поняли, что сообщество довольно большое — пришли более 300 человек, знающих и понимающих. Но мы хотим, чтобы сообщество росло: чтобы появлялось больше таких людей, и чтобы они разрабатывали новые приложения и сервисы на нашей платформе.

— Как оцениваете состояние дел в блокчейн-сообществе в целом? Какие сейчас основные вызовы?

Бутерин: В мире есть много заинтересованных групп. Есть отдельные программисты, которые что-то придумывают и пробуют найти блокчейну то или иное применение. Есть стартапы, которые что-то строят на основе Ethereum. И есть большие состоявшиеся компании — IBM, Deloitte и так далее. Если смотреть по отраслям экономики, то большой интерес наблюдается в финансовом секторе — всё, что связано с платежами и безопасностью. Правительства разных стран тоже присматриваются и думают, как можно использовать технологию.

— Как продвигается разработка приложений под Ethereum?

— Сейчас создано 210 приложений. Некоторые далеки от полной готовности, некоторые близки к стадии готового продукта, есть экспериментальные версии, которые работают уже довольно долго. Я видел прототип UBS Smart Bonds, о котором уже говорил: он полноценно работает.

— Что ты думаешь о попытках регулирования криптовалют со стороны государств?

— На самом деле, государства в основном относятся к этому очень положительно. Неделю назад я общался с правительством Великобритании и Банком Англии: им интересна технология, они думают, как её адаптировать к массовому применению, раздают гранты стартапам, работающим в этой области.

— Какова сейчас твоя роль в проекте?

— Я занимаюсь ресёрчем, обработкой версии протокола, чуть-чуть — управлением командой. Контактирую с разными организациями и представителями правительств, помогаю им начинать внедрять технологию.

— Как удалось привлечь первое финансирование для проекта?

— Прежде всего, важно понимать, что Ethereum — это некоммерческая организация, поэтому речь идёт именно о финансировании, а не об инвестициях. Первые деньги мы получили через крауд-сейл: люди покупали «эфир» как продукт.

— Люди, которые входят в наблюдательный совет Ethereum — у них какие функции?

— У всех по-разному. Кто-то помогает адаптировать технологию к применению в том или ином бизнесе, кто-то помогает вести дела непосредственно в Швейцарии и других странах.

— Почему ты работаешь именно в Швейцарии, а не в какой-либо другой стране?

— У нас там главный офис, потому что в Швейцарии очень хорошие условия для бизнеса, мягкое государственное регулирование. Но вообще проект глобальный: мы присутствуем в США, Германии, Канаде, Польше, России, Китае — люди распределены по всему миру.

— Отец сейчас как-то участвует в твоей деятельности?

— У него есть своя компания, которая к блокчейну отношения не имеет. Но проектами он интересуется.

Видео


Источники